Лучший город земли

Оптимизацию московского здравоохранения вскоре можно будет назвать приватизацией.

Лариса Попович: 20 процентов всех средств на платные медицинские услуги в стране выкладывают москвичи

Лучший город земли

Оптимизацию московского здравоохранения вскоре можно будет назвать приватизацией. Медучреждения, работающие в системе территориальной программы ОМС, в столице сейчас составляют меньшинство — 491 из 1120, отчитывающихся перед Росстатом и из 2700, имеющих действующую лицензию на медицинскую деятельность. «Государственный сегмент в лицензионном списке занимает 16 процентов», — говорит директор Института экономики здравоохранения ВШЭ Лариса Попович.Москвичи оставляют в частном секторе медицины немалые деньги. 20 процентов всех средств на платные медицинские услуги в стране уходит из их карманов. Доля больничных коек департамента здравоохранения в общей структуре коечного фонда Москвы неуклонно падает. Если в 2013 году их было 75,4 процента, то в 2015 только 68,2. Казалось бы, тех пациентов, которым не достались места на стационарных койках, должно принять амбулаторно-поликлиническое звено депздрава. Но на практике так не происходит. По данным статистики, число посещений поликлиник депздрава в последнее время ощутимо уменьшилось, а количество посещений поликлиник частного сектора выросло, приблизившись в 2015 году к 23 миллионам. «У нас нет возможности проследить, что на самом деле происходит с посещаемостью частных поликлиник, кто посещает эти учреждения и с какой целью, потому что этого не наблюдает статистика», — говорит Попович.

Такая же туманная картина и с заболеваемостью. 36 процентов московских врачей сегодня работают вне системы московского депздрава. Эти врачи устанавливают первичный диагноз в 41,5 процента всех случаев. «Что это за заболеваемость, откуда она появляется, как устанавливается? Судя по статистике сказать невозможно, а это серьезно влияет на все планируемые показатели системы здравоохранения», — говорит Попович. Впрочем, та же статистика свидетельствует, что пациентам приходится вольно или невольно «голосовать ногами», отправляясь за медицинской помощью в частный сектор. Например, в 2015 году в системе депздрава Москвы было впервые установлено 193 тысячи случаев болезней кровообращения, а вне системы депздрава — аж 417 тысяч случаев. С онкологическими заболеваниями ситуация еще хуже. «Первично выделяемая онкологическая заболеваемость в частном секторе в 2015 году была в пять раз выше, чем в системе департамента здравоохранения, — говорит Лариса Попович. — Наверное, это все же не первичная заболеваемость. Пациенты могут отправляться к частному врачу за вторым мнением. Но статистика об этом ничего не говорит. Поэтому непонятно, можно ли использовать такие данные для анализа и планирования».Вопрос о качестве статистики, конечно, хороший. Правда, немного запоздалый. Столичный департамент здравоохранения должен был заняться им еще в 2012-2013 году, когда начал проводить оптимизацию медучреждений практически в режиме спецоперации, не отчитываясь перед населением и не раскрывая карт. Эксперты тогда предупреждали, что никаких серьезных расчетов при разработке реформы городского здравоохранения просто не делалось. «Специалистов по этому вопросу в России не так уж много, — сказал мне в 2014 году профессор Юрий Комаров. — Мне абсолютно точно известно, что их не привлекали для этой работы. Чиновники используют среднепотолочные цифры. Реформы идут по принципу «сколько денег, столько песен». Но пациентов уверяли, что все под контролем: целью оптимизации является «не увольнение врачей или сокращение коек, а совершенствование организации и качества оказания медицинской помощи жителям Москвы, внедрение современных высокоэффективных методов комплексного лечения пациентов и использование поставленного в рамках программы модернизации высокотехнологичного оборудования». Теперь мы видим, что меньше стало и врачей, и коек. Ну, а серьезным расчетам по-прежнему неоткуда взяться. Нет у нас для этого надежной статистики.



Источник: http://alla-astakhova.ru


menu
menu