Удаленное лечение стало ближе

Удаленное лечение стало ближе


15.05.2018

В 2018 году россиянам стали доступны услуги телемедицины. Эксперты прогнозируют высокий интерес населения к удаленным консультациям. "Деньги" выяснили, как будет проводиться онлайн-лечение.


Телемедицина, под которой в современном мире чаще всего понимают удаленную медицинскую консультацию как в аудио-, так и в видеоформате, известна еще с 70-х годов прошлого века. Принцип ее развития различался в зависимости от страны, но в целом в государствах с общественной системой здравоохранения, например, в СССР и странах Восточной Европы, инициатива в телемедицинской сфере принадлежала государству. Там же, где система здравоохранения была отдана на откуп рынку, как в США, всегда доминировали частные инвестиции.

В 2016 году, по данным аналитической компании Zion Market Research, мировой рынок телемедицины составил $2,513 млрд. К 2022 году, по оценкам экспертов, его объем увеличится до $12,131 млрд при ежегодных темпах прироста в 30%. В России же все это время телемедицинские услуги, хоть и функционировали, но не имели статус официальных, основным же форматом консультаций были врачебные консилиумы.

Летом этого года наконец Госдума, после нескольких лет обсуждений документа профильных комитетах и ведомствах, приняла так необходимый этой отрасли закон. В то время как законодатели радовались "инновационности" новой медицинской отрасли, многие участники рынка сочли положения закона чересчур консервативными и критически высказались о перспективах работы в новых правовых реалиях.

В нынешнем виде документ разрешает врачам оказывать медпомощь пациентам с помощью как телемедицинских консультаций и консилиумов, так и дистанционного мониторинга. Однако, для того чтобы получить право на заочный прием, пациенту все равно придется прийти на первичную консультацию лично. Только после очной встречи, постановки диагноза и назначения лечения пациент может обращаться к специалисту с дополнительными вопросами удаленно. После телеконсультации врач может выписать пациенту электронную справку или рецепт — в том числе и на препараты, содержащие наркотические или психотропные вещества. Для идентификации врачи и пациенты должны будут использовать электронную подпись или авторизацию через портал госуслуг. В перспективе коммерческие поставщики телемедицинских услуг также смогут присоединиться к порталу.

Рыночные перспективы

Хотя телемедицинские консультации с 2018 года должны стать доступны в рамках государственного здравоохранения, очевидно, что в этой сфере, по крайней мере в ближайшее время, будет доминировать частный сектор. Исходя из законодательства, телемедицина в ОМС будет применяться при оказании первичной, специализированной и скорой медпомощи, причем в любых условиях: в стационаре, амбулаторно или даже вне медицинской организации.

Глава госкорпорации "Ростех" Сергей Чемезов уже пообещал, что удаленное лечение будет доступно россиянам бесплатно со следующего года, однако очевидно, что пока уровень информатизации государственных клиник РФ, особенно в регионах, этого не позволит. По словам Бориса Зингермана, руководителя рабочей группы "Электронная медицинская карта" экспертного совета при Минздраве, чтобы обеспечить все учреждения РФ нужным оборудованием и обучить врачей работе на нем, уйдет три-пять лет. Более или менее информатизированными пока являются только клиники в столичном регионе и Санкт-Петербурге. Там над различными форматами цифрового здравоохранения работают уже несколько лет.

Частный сектор российского здравоохранения, напротив, начал готовиться к появлению закона заранее: и в 2015, и в 2016 году IT-компании и медицинскиеклиники инвестировали в телемедицинские проекты более 1 млрд руб. Поэтому уже в 2018 году, по оценкам "Ростеха", в России может пройти более 1 млн консультаций, а к 2020 году рынок телемедицины может достичь 300 млрд руб.

По словам члена экспертного совета при "Открытом правительстве" Владимира Гурдуса, в ближайший год большинство крупных сетей клиник обзаведется базовыми телемедицинскими сервисами — электронным кабинетом для пациентов, электронной картой, системой для проведения удаленных консультаций. "Пока на рынке нет единого технического решения для организации этих сервисов, однако все уже приблизительно понимают, чего ожидают клиенты",— говорит он.

Другой вопрос — как будут развиваться те проекты, в основе которых не медицинские клиники, а IT-стартапы. Их главное достоинство — возможность быстро связаться с нужным специалистом не выходя из дома — не может быть реализовано, поскольку закон требует первичной очной консультации с врачом. "Может быть, они станут оказывать смежные услуги: давать консультации без выписки рецептов и официального заключения",— предполагает Владимир Гурдус.

В то же время, по мнению Евгения Паперного, руководителя проекта "Здоровье Mail.Ru", экономический потенциал телемедицины сейчас может быть и переоценен. "Если прикинуть для компании стоимость привлечения платящего пациента, то стоимость одной телеконсультации гарантированно не опускается ниже полутора тысяч рублей, что не дает существенной экономической выгоды пациенту, а значит, снижает их поток. В том случае если компания тратит на запуск телемедицинского сервиса собственные деньги, а не условно бесплатные ресурсы материнской компании, говорить об экономической рациональности пока не приходится",— сетует он.

Навстречу спросу

Впрочем, как показывают данные совместного исследования Высшей школы экономики и компании МТС, и российские врачи, и пациенты по отношению к телемедицине скорее разделяют энтузиазм инвесторов. Большинство (81,3%) опрошенных были бы готовы получать удаленные консультации у своего лечащего врача. Почти столько же опрошенных готовы обращаться к незнакомым врачам для получения "второго мнения" — 80,5%. Среди пациентов 39,7% заявили, что были бы готовы следовать предписаниям любого врача-консультанта, в том числе и в рамках первичной консультации, что пока не предусмотрено российским законодательством, а среди врачей такой формат работы одобряют 50,6%.

Другой формат телемедицинских сервисов, разрешенный нашими законодателями,— это дистанционное наблюдение за состоянием здоровья пациента, которое назначается лечащим врачом после очного приема. Среди российских пациентов готовность использовать гаджеты для контроля за своим здоровьем под наблюдением врача высказали 89,6% опрошенных. Опрошенные врачи — 77,4% — готовы проводить удаленный мониторинг своих хронических больных. При этом 46,2% опрошенных врачей готовы корректировать тактику лечения, даже не зная больного, а видя только его документы. Практически все респонденты посчитали удобным удаленное получение электронных рецептов, справок, а также результатов анализов и их расшифровок (96,8% и 97,5% соответственно). 93,2% опрошенных назвали полезным получение напоминаний о необходимых сроках вакцинации, визитах к врачу, сдаче анализов и др. с помощью электронных средств связи (по электронной почте, СМС-рассылки). Такие результаты, отмечает один из авторов исследования, директор Института экономики здравоохранения Лариса Попович, показывают даже более высокий уровень доверия к телемедицинским опциям, чем за рубежом, а значит, и заметный интерес к услугам телемедицинских проектов на российском рынке.

Наибольший потенциал, исходя из данных опроса, имеют проекты, имеющие в своей базе уже существующие официальные медучреждения. Более половины потенциальных пациентов в России (57,4%) убеждены, что услуги цифровой медицины должны оказываться именно в них, а не по принципу UBER, когда врачи в свободное от работы время консультируют пациентов. Это позволит гарантировать пациентам качество предоставляемых услуг и защитит от мошенничества. Мнение врачей по данному вопросу разделилось поровну: 42% опрошенных считают, что телемедицина может развиваться в формате виртуальных клиник, 43% — за развитие телемедицины только в действующих медицинских организациях.



Источник: https://www.kommersant.ru