Организация и оказание медицинской помощи

Организация и оказание медицинской помощи

23.10.2017

Как работает лучшая в мире система здравоохранения

Сингапур принято ставить в пример, когда речь идет о заботе государства о здоровье граждан. В недавнем рейтинге развития здравоохранения журнала Lancet страна заняла первое место. В рейтинге эффективности здравоохранения, составленном ВОЗ в начале 2000-х годов, оказалась на почетном шестом, опередив многие развитые страны. Исследовательский центр Legatum, оценивающий уровень процветания в мире, призналсингапурскую систему одной из лучших – на втором месте после Люксембурга.


Действительно, если ожидаемая продолжительность жизни при рождении в США около 79 лет, то в Сингапуре – 82 года. Младенческая смертность в США – 6 на тысячу новорожденных, в Сингапуре – 2 на тысячу (один из самых низких показателей в мире, ниже, чем в Великобритании, Франции и Канаде). Хотя медиков в Сингапуре меньше, чем в Соединенных Штатах, – 1,4 врача на тысячу жителей (2,6 соответственно). Там в три раза меньше аптекарей, в шесть раз меньше зубных врачей.

Сторонники системы отмечают, что ⁠она сравнительно недорогая – по крайней мере, по сравнению с некоторыми ⁠развитыми странами. ⁠Расходына здравоохранение на душу населения в Сингапуре – около $2,7 ⁠тысячи в год. Это в несколько раз меньше, чем в США ($9,4 тысячи), ⁠Австралии ($6000), ⁠Канаде ($5,2 тысячи), Франции ($5000) и Исландии ($4,6 тысячи). Государству это также обходится дешевле – в Сингапуре оно тратит на этот сектор около 2% ВВП, в Соединенных Штатах более 8%.

Модель привлекает американских консерваторов (после выборов в США телеканал Fox News прямо предложил заменить действующую систему ObamaCare на «сингапурское чудо»). Хотя исследования свидетельствуют, что выгодной она может быть далеко не для всех.


Как она работает?


Главный принцип – жители платят за лечение сами. Государство покрывает часть расходов (оно может полностью оплатить лечение малообеспеченным гражданам), но общих гарантий бесплатного лечения не дает.

Система существует за счет обязательных отчислений – как на медицинские, так и на другие цели (например, страхование жизни). Всего жители Сингапура могут отдавать на эти цели до 37% дохода (отчисления делятся между работником и работодателем, те, кто занимается собственным бизнесом, платят сами).

По сути, людей обязывают откладывать деньги на случай, если им понадобится лечение. От 8% до 10% зарплаты идет на программу Medisave (для базовых медицинских услуг), дополнительные отчисления (предусмотрены по умолчанию, хотя от них можно отказаться) – на программу Medishield для более сложного лечения. Некоторые дополнительно покупают еще и частную медицинскую страховку.

Большинство клиник в Сингапуре – государственные. Условия содержания там делятся на несколько категорий. Первая – отдельная палата с кондиционером и душем, а также возможностью выбрать врача. Последняя – общая палата на 7–8 человек. Чем лучше условия, тем больше пациент платит за лечение сам (сначала со счета Medisave или Medishield; если этого недостаточно, то доплачивает из своего кармана). Остальное покрывает государство, в низшей категории – до 80% расходов.

Для малообеспеченных граждан есть дополнительная программа субсидий – Medifund. Если у них нет денег на лечение, государство может оплатить его из специального фонда. Точнее, за счет его доходов за прошлый год (брать деньги самого фонда, составляющего $3 млрд, на эти цели не разрешается). Недостаток этой модели в том, что в ней нет четкого бюджета – она зависит от доходности инвестиций из этого фонда, поэтому может возникнуть ситуация, когда государство столкнется с нехваткой денег на поддержку малоимущих.


Насколько эффективна система?


Жители Сингапура действительно тратят на лечение меньше, чем американцы. Но на это до сих пор влияла не столько сама модель, сколько государственная политика, сдерживающая рост цен. Правительство добивается этого самыми разными методами: контролирует внедрение новых технологий в государственных клиниках, устанавливает там предельные цены и даже ограничивает максимальное число врачей в стране (полагая, что тем самым сдерживает рост расходов на лечение).

Власти также утверждают списки лекарств, которые попадают в программу субсидий или могут быть оплачены со счетов Medisave. Потенциально это также возможность влиять на цены – в расчете на то, что производители оставят их достаточно низкими, чтобы их препараты попали в тот или иной официальный список.

На медицинские затраты влияют и другие факторы – популярность нетрадиционной медицины, которая не попадает в официальную статистику расходов на здравоохранение, а также демографическая структура. В начале 1990-х годов население Сингапура было достаточно молодым, доля людей старше 65 лет составляла около 6% – вдвое меньше, чем в США и других развитых странах. Однако этот показатель постепенно растет. Как следствие, увеличивается и спрос на медицинские услуги.

При этом, несмотря на действия правительства, цены на них все же растут, обгоняя общие показатели инфляции по стране. Расходы на лечение на душу населения также увеличиваются, хотя пока существенно отстают от показателей США и ряда европейских стран. Еще в конце 2000-х годов бывший президент Сингапурского института страхования Алвин Сун отмечал, что рост цен уже не позволяет людям со средними доходами рассчитывать на то, что существующая система обеспечит им достаточный запас средств на будущее.


В чем ограничения?


Система зависит от заработка. Это означает, что из нее выпадают безработные, в том числе неработающие члены семьи. Фактически это означает, что работающий человек со своего счета Medisave платит и за них тоже. «Многим жителям Сингапура не хватает средств на счете, чтобы платить за свое лечение, – описывал ситуацию Сун, – потому что они уже использовали их, чтобы оплатить счета супругов, родителей, братьев или сестер».

Хотя это их собственные деньги, свободно распоряжаться ими люди не могут. Правительство определяет, какие услуги и лекарства можно оплачивать по накопительным программам. Так, лечение депрессии деньгами Medishield разрешили всего несколько лет назад.

Как отмечал канадский исследователь Майкл Барр, анализировавший сингапурскую модель, она оставляет достаточно уязвимыми малообеспеченных людей, нуждающихся в сложном лечении. Они вынуждены полагаться на помощь благотворительных организаций, хотя те и получают определенную помощь от правительства.


Ссылка на оригинал: https://republic.ru