Бесценен каждый. Человеческий капитал прирастает образованием

Бесценен каждый. Человеческий капитал прирастает образованием

.

04.05.2018

Бесценен каждый. Человеческий капитал прирастает образованием

О стратегии поиска и развития талантов в эпоху цифровой экономики и больших вызовов размышляет председатель совета Фонда “Центр стратегических разработок” (ЦСР), декан факультета свободных искусств и наук Санкт-Петербургского государственного университета Алексей КУДРИН.


Мы - современники 4-й промышленной революции, в ходе которой происходят радикальные изменения в тесно связанных между собой сферах экономики и образования. Многие отрасли отмирают прямо на глазах, рождаются новые профессии. Университеты по определению заточены на то, чтобы адекватно отвечать на технологические вызовы, чутко улавливать потребности экономики и удовлетворять ее спрос на специалистов новой формации. Для решения этой задачи вся цепочка подготовки кадров должна стать гораздо более динамичной, гибкой, способной непрерывно перестраиваться. Нужна система выявления талантов, но это полдела, надо уметь их сохранять. 
Вопрос состоит в том, хватит ли у нас политической воли для инноваций в образовательной сфере, исходя из того, что каждый человек бесценен. Об этом четко сказано в разработанной ЦСР Стратегии развития страны в 2018-2024 годах: “Успех России зависит от раскрытия потенциала ее молодых граждан”. Предстоит создать индивидуальные методики психолого-педагогического сопровождения применительно к разным группам учащихся, подготовить целый контингент специалистов по выявлению различных видов одаренности. Как экономист, погруженный в проблемы высшего образования, убежден: от этого, в конечном счете, зависит глобальная конкурентоспособность России.
В последние десятилетия немало говорилось об “утечке умов”, довольно много сделано, чтобы ее уменьшить, но страна катастрофически теряет таланты на стадии их формирования. Работать с ними надо начиная с детского сада, с младших классов школы. А мы проявляем расточительность, записываем в неперспективные ребят с особенностями развития, к примеру с недостаточной способностью к чтению и письму - дислексией, имеющей нейрологическое происхождение. Дислексиков желательно выявлять еще в дошкольном возрасте, как это делается в ряде стран, создавать им особые траектории образования уже в начальных классах, для чего необходимо усиление школьных психологических служб. Но у нас есть школы, где даже одного психолога нет. Кто в этих условиях будет учитывать непохожесть ребят, рекомендовать и внедрять индивидуальные подходы в обучении? Те же дислексики не зацикливаются на буквах, мыслят образами, предлагают оригинальные пространственные решения. Недаром из них вырастают талантливые архитекторы и дизайнеры, не говоря уже о том, что в детстве страдали дислексией такие яркие личности, как предприниматели Стив Джобс и Ричард Брэнсон. Мы же рискуем их упустить на ранних стадиях. 
Сегодня очень быстро меняются характер и специфика работы, равно как и профессиональные навыки, требуемые для ее выполнения, а значит, обновление компетенций должно быть непрерывным, причем осознанно непрерывным. Минимум два-три раза в течение жизни необходимо переобучение. Минимум - потому что, по статистике, современный человек за период трудовой деятельности меняет место работы в среднем семь раз. По своему опыту знаю, как это непросто; новые навыки, финансовые инструменты удается осваивать лишь благодаря фундаментальному образованию, спасибо за него моим преподавателям. В схожей ситуации уже оказались многие. Государство должно помочь открыть и профинансировать, по сути, новое направление поддержки корпоративных программ переобучения, с учетом индивидуальных пожеланий сотрудников. 
Как председатель Наблюдательного совета Московской биржи много занимаюсь проблемами повышения эффективности корпоративного управления. Для западной компании стало привычным, что сотрудник по собственной инициативе тратит часть своего отпуска, чтобы овладеть новой компетенцией. Такова современная константа внутрикорпоративного поведения. Умные корпорации выделяют на это деньги, понимая, что вложения в человеческий капитал вернутся сторицей, позволят повысить производительность труда работника и компании в целом, а производительность - главный драйвер экономического развития. 
Мы также должны создать в университетах программы дополнительного образования, что - позитивный момент! - приведет к росту числа преподавателей, связанных с бизнесом, производством. На это, как и на построение системы работы с одаренными детьми, стоит потратиться. Вот почему в Стратегии-2024 предлагаем на 0,8% ВВП увеличить расходы на образование. Сегодня расходы на все виды образования - дошкольного, школьного, среднего специального, высшего и дополнительного - составляют 3 триллиона 300 миллиардов рублей в год, их нужно нарастить еще на 730-750 миллиардов. Государство должно совершить этот разворот в сторону постоянного непрерывного осознанного образования, по-настоящему в него вложиться. 
Одно из своих выступлений упомянутый выше Стив Джобс посвятил взаимодействию образования технологического и либерального (liberal arts - это как раз то, чем занимается наш факультет свободных искусств и наук СПбГУ). В компаниях Джобса примерно 30% сотрудников - традиционные инженеры, а 70% - выпускники факультетов liberal arts. Это люди с креативным мышлением, умеющие создавать товары и услуги, удобные для пользования. Они понимают запросы населения и способны переводить их на язык техники, сделав его доступным, образно говоря, для любой бабушки. Очень важно, что в экономике будущего молодежь становится наставником старших поколений, поскольку лучше разбирается в технологиях, более мобильна, динамична и готова к переменам. Эта адаптация к прогрессу - специальная работа во имя планомерного развития общества. Джобс утверждает, что без liberal arts выполнить ее невозможно, поэтому в его бизнес-структурах так много специалистов этого профиля. 
Мы на факультете буквально с первых занятий прививаем студентам умение учиться и критически мыслить в междисциплинарной среде. Первые два курса из четырех лет бакалавриата - никакой специализации. Они получают базовые знания в математике и в искусствах, в политологии и экономике - пробуют себя во всех сферах. Предлагаем вниманию первокурсников ключевые тексты известных философов, писателей, ученых. Молодые люди их анализируют, после чего излагают свои суждения на этот счет. У нас нет потоков, каждый студент с помощью педагогов выбирает личную траекторию обучения, много работает самостоятельно. Бывает, что по два-три часа готовится к занятию с преподавателем, которое длится час. На факультете нет привычных групп - в процессе обучения, на семинарах, конференциях, в студенческих дебатах формируются сообщества, участники которых отстаивают определенные ролевые позиции: ты можешь их не придерживаться, но должен привести аргументы в их пользу. Так формируется базис для подготовки выпускника широкого профиля, который в течение двух последующих лет магистратуры проходит специализацию. 
Все считают наш факультет гуманитарным, но мой заместитель доктор филологических наук и доктор биологических наук Татьяна Владимировна Черниговская вносит поправку: мы охватываем спектр когнитивных исследований, а это биология, физиология и другие дисциплины естественного профиля. Особо горжусь тем, что выпускники факультета поступают в магистратуру ведущих университетов мира, в частности в Университет Джона Хопкинса (США), по специальности “Биотехнология”. Как им это удается? На мой взгляд, благодаря разумному сочетанию привитых в ходе обучения soft skills (навыки критического мышления, креативности) и hard skills (специализация в области ИT, программирования, Big Data). 
Очень выразительный срез востребованных дисциплин дает известная платформа дистанционного обучения Coursera. На первом месте - машинное обучение (machine learning), далее - “большие данные”; цифровой маркетинг; карьерный успех; введение в математическое мышление; биткоин и технологии криптовалют; программирование для всех. В качестве базовых предлагаются курсы Стэнфорда, Принстона, университетов Калифорнии и Мичигана... Вдумаемся: на Coursera обучаются 40 миллионов энергичных продвинутых людей по всему миру, выбравших эти предметы, и спрос на них растет. А преподаются ли они, и насколько интенсивно, в наших университетах? 
В ближайшие 10-15 лет произойдет цифровизация ключевых сфер жизни - отраслей материального производства, управления, образования, быта. Недавно я знакомился с отчетами одной немецкой двигателестроительной компании. Каждый из нескольких тысяч произведенных ею двигателей ежесуточно в режиме онлайн генерирует большой объем содержательной информации, используемой для их обслуживания, оперативного ремонта, создания новых поколений таких агрегатов. Интернет вещей, искусственный интеллект и другие передовые технологии преображают мир, по глубине вызываемого цивилизационного сдвига они сравнимы с изобретением колеса. 
Россия по уровню цифровизации отстает от передовых стран лет на десять. Нам нужны несколько миллионов программистов во всех вышеназванных сферах. Университеты до этой планки пока не дотягивают. Основам программирования, робототехники нужно учить начиная со школьной скамьи, усилить программы по математике и физике, тогда и набор на соответствующие университетские специальности будет выше. Лет семь назад я искал в Москве хорошую школу для сына и нашел одну - в ней программирование просто на энтузиазме преподавали. Сейчас таких школ, конечно, больше, а должна быть целая индустрия, с обученными преподавателями, методиками, специально оборудованными классами, средствами технической поддержки. Как, скажем, в Финляндии. Разумеется, это не значит, что все школьники пойдут в технические вузы, а оттуда - в программисты. Но выпускникам наших вузов нужно уметь работать с “цифрой” в любой сфере: медицине, юриспруденции, архитектуре... 
Носителем прогрессивных технологий и перемен на рынке выступает малый и средний бизнес. Между тем сегодня в России предпринимательской деятельностью занимаются 5-7% населения, а желающих стать предпринимателями и того меньше. Конечно, экономическую среду в одночасье не изменишь. У нас в культурный код вписано стремление к стабильности, недаром многие молодые специалисты стремятся в бюджетный сектор и госкомпании. Но поощрять стремление к риску, к поиску нестандартных творческих подходов как раз и призвана система образования. Необходимо, чтобы не менее трети выпускников вузов и колледжей получали в 2024 году подготовку по предпринимательству, чтобы это было закреплено в образовательных стандартах.
Итак, среди факторов экономического роста развитие системы образования занимает сегодня главенствующее место. В нее и нужно инвестировать. Причем не только бюджетные средства. Необходимо расширить право на частную инициативу в высшем образовании как непременное условие научно-технологического прогресса. На Западе благодаря этому эндаументы некоторых факультетов сопоставимы с эндаументами университетов. Практикуются и частные вложения в краткосрочные (один-три года) университетские программы с возможностью использовать их результаты. У нас же свобода выбора программ и моделей образования находится в прокрустовом ложе государственного регламента, согласований, доходящих до мелочного контроля. Директивное единообразие в виде отчетности по количеству учебных часов, “начитанных” лекционных и практических занятий перед Рособрнадзором принципиально устарело. Школы и университеты должны искать, развивать и внедрять передовой опыт без нелепых ограничений. Кстати, мы в ЦСР готовим региональный проект, призванный добиться разнообразия образовательных стандартов. 
Чем больше академических свобод, тем больше ярких дарований сумеем найти и вырастить для страны.
Подготовили Елизавета ПОНАРИНА, Аркадий СОСНОВ
Фото Николая СТЕПАНЕНКОВА
В основе статьи - выступление А.Кудрина на 2-й Всероссийской конференции “Путь к успеху: стратегии поддержки одаренных детей и молодежи”, организаторами которой стали Образовательный центр “Сириус” (Сочи) и Минобрнауки РФ


Источник: http://www.poisknews.ru